Характер движения левеллеров в Английской революции

2. Возникновение движения, его ход и поражение.

14 июня 1645 года в битве при Нэзби (иногда пишется Нэсби или Нэйсби) революционная “Армия нового образца” разгромила войско Карла Первого. Тем самым была закончена Первая Гражданская война. Один роялистский командир, сдаваясь, сказал: “Вы сделали своё дело и можете отдыхать — если не поссоритесь между собою”[Кристофер Хилл “Английская революция”. Государственное издательство иностранной литературы, Москва, 1947, стр.87. (в дальнейшем — Хилл, стр...)].

Предсказанной ссоры долго ждать не пришлось. Если армия в подавляющем большинстве состояла из индепендентов, то в парламенте большинство состояло из пресвитериан, которым армия после победы над королём казалась не только бесполезной, но и опасной. Поэтому они решили распустить её, но при этом не уплатили жалованья — а пехота к этому времени не получала жалованья 18 недель, кавалерия 43 недели, всего же парламент был должен армии 331 тысячу фунтов стерлингов [М.А.Барг “Кромвель и его время”. М., 1950, стр.162. (В дальнейшем — Барг, стр...)], не обеспечили вдов и сирот погибших солдат, и — что самое главное — не дали солдатам никакой гарантии, что их не привлекут к ответственности по старым законам за всё то, что они свершили на службе у парламента.

Часть распущенной армии предполагалось отправить в Ирландию на подавление восстания, но офицеры должны были при этом признать пресвитерианскую церковь, что лишало индепендентов командных постов в армии.

Эти намерения парламента вызвали со стороны армии яростный отпор, но в ходе вспыхнувшей борьбы армии с парламентом единая до сих пор партия индепендентов раскололась. Кромвель и ряд высших офицеров поддержали парламент. Их поведение обуславливалось классовой принадлежностью. Все они были богатыми людьми, сквайрами, джентри, все имели землю, и эта земля 24 февраля 1646 года была объявлена уже не феодальными (рыцарскими) держаниями, зависящими от короля, а неотъемлемой частной собственностью, свободной от платежей кому бы то ни было [Барг, стр.154]. Они шли с народом, пока была угроза их благополучию со стороны монархии и англиканской церкви. Но угроза ликвидирована, король в плену, крупная и средняя буржуазия и новое дворянство получили всё, чего хотели. Конечно, они хотели бы сохранить своё влияние в армии, чтобы опираться на неё в борьбе за власть. Но увы — солдаты в ходе войны научились не только бить врага, но и мыслить, причём мысли их перестали совпадать после победы с мыслями “грандов” (“вельмож”) — как стали называть в ту пору составившее правое крыло партии индепендентов высшее офицерство.

С этого времени слова “гранд” и “индепендент” стали равнозначными, а рядовые индепенденты — выходцы из трудовых слоёв общества — несколько позже составили самостоятельную партию, вошедшую в историю под названием “левеллеров”. Но это произошло уже в ходе борьбы армии с парламентом.

Начало этой борьбы было положено солдатами, использовавшими для борьбы за свои права крепкую воинскую организацию “Армии нового образца”. Как сказано выше, Кромвель и другие “гранды” поддержали парламент и стали уговаривать солдат подчиняться решению о роспуске армии. В ответ на это солдаты создали нечто вроде совета солдатских депутатов, чтобы объединить усилия в своей справедливой борьбе.

В конце апреля 1647 года восемь из десяти кавалерийских полков (где солдаты в большинстве были йоменами) избрали по два уполномоченных от полка в Совет для защиты солдатских прав. Уполномоченных этих назвали “агитаторами” (слово это возникло тогда впервые)[Генри Холореншоу “Левеллеры и английская революция”. Издательство иностранной литературы. М., 1947, стр.76. ( далее — Холореншоу,стр...)]. В мае почин конницы подхватили пехотные полки. В каждом полку выбирали по два агитатора в Совет армии из рядовых и унтер-офицеров, а кроме того создавали полковые советы агитаторов из представителей рот. Агитаторы действовали умно и удачливо. Они сумели связаться с солдатами армий, стоявших на границе Шотландии и в Уэльсе, причём солдаты северной армии не постеснялись арестовать командующего силами севера генерала Пойнтса, когда он попробовал бороться с агитаторами. Депутаты северной и южной армий заседали в едином Совете.

Солдаты требовали не только удовлетворения своих солдатских интересов, но и говорили о нуждах народа, о том, что их цель — окончательное освобождение Англии, а потому они не допустят роспуска армии, который “является единственным средством... превратить нас в слуг и рабов воли наших врагов и обрушить на наши головы худшие из страданий”[Барг, стр.165].

Кромвель увидел неспособность парламента справиться с армией и решил возглавить движение солдат, чтобы предотвратить стремительное полевение армии и при этом самому не оказаться на стороне побеждённых. Не было в Англии силы, которая справилась бы с “Армией нового образца”. Укротить взбунтовавшееся войско можно было только изнутри.

Следует отметить здесь, что войско это было создано именно Оливером Кромвелем, человеком несомненно гениальным в той части спектра деяний человеческих, где ему выпало действовать. Он его спроектировал, он его создал, он его применял с великим успехом на полях сражений. И вдруг выкованный кузнецом меч становится мечом-саморубом и собирается порубить то, что кузнецу дорого... Кромвеля можно понять, когда он начал применять не самые джентльменские приёмы в ходе борьбы. Но он не учёл, что это была не бездушная сталь, что он сам же принимал в армию только людей свободных и мыслящих, не безголовых фанатиков, а способных мыслить в рамках тогдашних религиозных понятий. Они были из более низших социальных слоёв, чем он сам, и потому из Священного Писания и иных книг, связанных с истолкованием религиозных понятий, брали не то, что брал Кромвель и тем более — его менее одарённые разумом и чувством справедливости коллеги-”гранды”. Ведь Библия содержит в себе информацию о речах пророков, направленных против угнетения, содержит критику богатых и знатных, пусть как некую часть информации о делах прошлого. Она содержит сообщения о бойцах, шедших в бой против неправедной силы и побеждавших, а также и о тех, кто бездумно лез в такую же битву и погибал сам, губя и свой народ и свою державу. На все случаи жизни есть там информация, на любой вкус. И каждый выбирает по своему вкусу — потому-то католическая церковь, обратившая в христианство народы Западной Европы, стремилась не допускать мирян до Священного Писания и по сей день сохраняет богослужение на латинском языке. Но ведь именно в Англии лолларды начали великий спор с католическим духовенством, так и не прекратившийся до самой Английской революции, хотя продолжали его уже люди из иных общностей. Англикане, пресвитерианцы, индепенденты... Вот и из них стали выделяться и объединяться более левые, более радикальные люди, умеющие думать в общечеловеческих масштабах о делах земных со ссылкой не только на Священное Писание, но и на силу своей вооружённой руки. Кромвель же полагал, что это его меч взбунтовался... Когда он поймёт, с кем имеет дело — он тоже станет рассуждать, но его рассуждения не совпадут с рассуждениями его солдат, ибо они — люди разных классов. (Ноябрь 1998 года).

Насколько велик был в то время авторитет Кромвеля, видно из письма к нему Джона Лильберна (вождя левых индепендентов, будущих левеллеров) от 25 марта 1647 года: “Я считал Вас одним из самых сильных людей во всей Англии, человеком кристально чистого сердца и абсолютной беспристрастности” [А.М.Мортон “История Англии”, М.,1950, стр.210 (В дальнейшем — Мортон, стр...)]. Лильберн, следовательно, начал сомневаться уже в конце марта, недаром же в письме употреблено прошедшее время, но и он лишь в середине августа от предостережения и попыток уговорить Кромвеля перешёл к угрозам: ”Если Вы, как и прежде, будете игнорировать мои предостережения, можете быть уверены, что я использую против Вас всю свою силу, всё своё влияние, чтобы вызвать такие перемены в Вашей судьбе, которые Вам вряд ли придутся по нраву” (письмо от 13 августа) [Мортон, стр.210].

А рядовые солдаты помнили Кромвеля создателем армии, победоносным полководцем. Он предлагает подчиниться парламенту? Так ведь он генерал, он сам требует дисциплины от солдат, как же ему было ослушаться? Но теперь он понял, что правда на стороне солдат и вернулся к ним, а разве не нужен армии такой полководец? Вот почему армия признала руководство Кромвеля, тем более, что именно по его совету корнет Джойс 2 июня увёз пленного короля из-под носа у парламента и доставил его в расположение армии, лишив парламент возможности договориться с королём за спиной армии и народа. Сам Кромвель ещё находился в этот день в Лондоне, чтобы на всякий случай иметь доказательство своей непричастности к увозу короля. 3 июня он прибыл в расположение армии и последствия его приезда не замедлили сказаться. Он не стал протестовать против избрания агитаторов, но предложил ввести кроме них в Совет армии ещё по два офицера от каждого полка, а также всех армейских полковников и генералов. Это создало для офицерства перевес над солдатами в Совете армии, и уже в июле в одном из памфлетов были обращены к Кромвелю такие слова: “При помощи коварства и лицемерия Вы отняли у честных и смелых агитаторов всю их власть и силу” [Барг, стр.168].

24 июля в Лондоне произошёл контрреволюционный переворот и пресвитериане изгнали из парламента всех индепендентов. Под давлением армии Кромвель был вынужден санкционировать поход на Лондон и 4 августа армия без единого выстрела вошла в столицу. Солдаты готовились праздновать победу, но вдруг стало известно, что Кромвель и другие “гранды” ведут переговоры с королём, благо далеко ездить не нужно. Противоречия между рядовыми и “грандами” обострились до крайности. Теперь среди солдат и поддерживавших армию народных низов уже действовала сформировавшаяся в этом бурном году из левого крыла индепендентов политическая партия, получившая известность как партия левеллеров.


© 2016 Цукерник Яков Иосифович