Псковское восстание 1650 года


Эта курсовая работа была написана мною в первом семестре 1962-1963 учебного года одновременно с “Восстанием «Краснобровых» в древнем Китае”, хотя полагалось написать одну курсовую. Моя руководительница с кафедры Истории СССР (феодального периода) Лоя Георгиевна Кислягина не только выставила пятёрку, но и отнесла работу в “Вестник МГУ”, где намеревались печатать отрывки из лучших студенческих работ со всех курсов, так что для меня, первокурсника вечернего отделения, это было немалой честью. Однако там не смогли вычленить ни одного куска — так они сказали. “У Вашего студента оказался слишком хороший стиль — вся работа получилась чем-то единым и неделимым”. Мне это тоже показалось похвалой, так что обиды не было. Через год мне довелось прочесть довоенный ещё роман Степана Злобина “Остров Буян”, посвящённый этим событиям, затем кое-что попалось в романе Всеволода Иванова “Чёрные люди”, кое-что ещё попадалось, имеющее отношение к этим делам — с точки зрения исторической науки мне не приходилось краснеть, а большего я не искал тогда.

В то же время, хотя мне пришлось многократно ссылаться на работу М.Н.Тихомирова “Псковское восстание 1650 года” (М.-Л.,1935, АН СССР), я с самого начала пытался взять более широкий обзор, причём мне удалось найти необходимые материалы для этого. По сравнению с “Краснобровыми” тут был некий шаг вперёд, даром что писались обе работы параллельно. Но менять сейчас что-нибудь мне нет причин. Можно было бы углубить и расширить — а изменения не нужны. Пусть и ушёл в небытие СССР, верным гражданином которого писались те работы, но взгляд именно советского человека (не “совка”) на историю чего бы то ни было в прошлом попрежнему является наиболее точным из всех возможных взглядов, как бы ни пытались забросать всё советское грязью нынешние перевёртни и недоумки. Другое дело, что я тогда ещё только начинал учиться истории. Но для меня “быть историком” означало “быть воином Истины”, “быть рыцарем прекрасной дамы по имени Клио”. Для того я и пошёл на истфак МГУ, чтобы познать истину. Таким и остался. И пусть эта курсовая будет сама по себе историческим источником — как писали свои курсовые советские студенты в то время. А то, что будет напечатано таким вот шрифтом — это мои добавления не в фактах, а в размышлениях с позиций нынешних. Они, размышления эти, не отбрасывают ничего, но кое-что мне теперь видно более резко и углубленно, так не стану о том умалчивать.

сентябрь - октябрь 1998 г.


© 2016 Цукерник Яков Иосифович