Восстание Краснобровых в древнем Китае. Часть 5

Конец гражданской войны. Последствия восстания

Его характеристика

После разгрома крестьянских армий и мелких отрядов у Гуан У-ди было ещё немало противников среди старой аристократии и высшего чиновничества. “Немало” — в единицах, способных к какому-то дей-ствию, но неспособных объединиться — отметим сразу. Да, в ту пору появилось немало самозванных князей и императоров. Так, Гунсунь Шу объявил себя ваном в областях Ба и Шу. Лю Юн (отпрыск Ханьской династии) объявил себя “лянским ваном” в городе Суйяне (Хэнань). Лу Фан в Аньдине (Ганьсу) объявил себя императором. И так далее.

Но в течение десяти лет Гуан У-ди усмирил их всех, так же умело и — главное! — терпеливо и выдержанно применяя силу и подкуп, улучшая положение населения в тех районах, где действовали его противники. Так, в 30-м году он освободил всех сосланных и обращённых в рабство при Ван Мане. Позднее он освободил ещё часть рабов, перераспределил более равномерно налоги. Последствием был в 40-м году мятеж землевладельцев в Шаньдуне и Хэбэе, там, где когда-то поднимались “Краснобровые”. Это показывает, почему он не спешил с такими шагами — приходилось рассчитывать каждый такой шаг, заранее ожидая таких последствий и заранее готовясь к пресечению и подавлению. Память о замыслах Ван Мана и их результатах ещё не ушла в небытие, а ведь законы Ган У-ди явились по сути дела проведением в жизнь части ванмановских реформ. Это стало возможным лишь после восстания “Краснобровых”, “Хозяев зелёных лесов” и других их соучастников, в результате чего была подорвана сила крупных собственников и стала ясной невозможность сохранения старых порядков.

Возможно ли было появление именно Гуан У-ди, а не Ван Мана до обезлюдившего страну чудовищного кровопролития, унесшего основную массу её пассионариев?

Возможны ли были буржуазно-демократические порядки в Англии без событий середины XVII века и “славной революции” 1688 года? То же во Франции — без якобинского террора? То же в Европе — без наполеоновских войн и событий 1848 и 1871 годов? Во всём мире — без страшного взрыва “советской сверхновой”, излучение которой, выжигая всё в пространстве бывшей царской России, дало новые ростки жизни на всей планете?

Вопросы одного порядка... Героиня гоголевской “Женитьбы” тоже их ставила. Хорошо бы к носу одного жениха — губы другого, да осанку третьего, да походку четвёртого... А вдруг всё это станет всё же возможно? С женихами-то уже сдвиги некоторые есть, как и с невестами. Человек уже может даже из мужчины стать женщиной и наоборот. С человечеством в целом — потруднее. Но если учитывать уроки прошлого... Правда, для этого нужно научиться беречь и умножать мутацию людей и — парализовать полярно ей противоположных нелюдей. Причём делать это всегда, а не только когда уж совсем припечёт. Только тогда перестанет быть горькой иронией Гашека фраза персонажа одного из его памфлетов, что “О, если вернулись бы времена древних римлян, когда патриций и раб, дружно, плечом к плечу, возводили здание величия Римской империи”. Просто не стало бы ни патрициев, ни рабов, а были бы люди, описанные Ефремовым, Стругацкими и другими советскими фантастами эпохи ХХ съезда — не утопистами, а прогнозистами. Прогнозы фантастов имеют особенность — они сбываются, если к ним приложить головы и руки...

Ван Ман появился раньше Гуан У-ди, а Сталин наломал куда больше дров, чем Цинь Ши-хуанди и Ван Ман вместе взятые. Есть ли кандидат в Гуан У-ди сейчас? Один такой уже был — Владимир Ильич Ленин. И были махновцы, антоновцы, кронштадцы — тогдашние “Чёрные телята” или “Медные лошади”, были сходившиеся в смертном бою недавние соратники, были небесталанные вожди — классовые и этнические, было очень большое сходство с рассмотренными выше событиями... Стоит вспомнить диспут матроса Чугая с Леоном Чёрным из “Хождения по мукам” и тот чугаев вопрос, после которого Леон Чёрный закричал Махно: “Застрели его, это провокатор!” — тогда станет ясно, что если уж у массы населения появляется оружие и привычка к убийству, то иного пути, чем тот, по которому тогда в Китае прошёл Гуан У-ди, а в Росии — Ленин, нету во-первых, а во-вторых — на этот путь можно выйти лишь после предварительных разборок типа восстания “Краснобровых” в древнем Китае или нашей Гражданской войны. Если, конечно, не учесть опыт истории. И ведь пытались использовать этот опыт историки, есть возможность вы-числить линию наибольшей безопасности, ибо законы СОЦИУМА изучались М.Н.Покровским и его последователями, а законы ЭТНОСА изучал Л.Н.Гумилёв, только вот выводы их до больших человеческих масс ныне не допускаются. Ибо это невыгодно НЕЛЮДЯМ, а число ЛЮДЕЙ сокращается столь быстро, что вся биосфера и даже вся планета — на пороге гибели...

Вот почему мне, одному из немногих, с упомянутыми выводами знакомых, приходится через 30 лет после написания первой своей курсовой работы возвращаться к ней, не ведая — как довести эти и другие свои выводы до ЧЕЛОВЕЧЕСТВА...

Вернёмся, однако, к прерванным древнекитайским делам.

Гуан У-ди и его преемники, в частности Мин-ди (58-74 годы), давали землю крестьянам из государственного фонда, устраивали на границе военные поселения, предоставляя им ряд льгот. Когда при Чжан-ди (76-88 годы) началась эпизоотия крупного рогатого скота, крестьянам выдавали сельскохозяйственный инвентарь и семена для посева (тем самым высвобождая их средства для покупки новых коров и буйволов). Не раз снижался или совсем отменялся налог на землю. Проводилось освоение новых земель, чтобы не было безземельных крестьян. Восстанавливалсиь ирригационные сооружения. В первое же столетие экономика настолько окрепла, что появилась возможность перейти к завоеваниям (походы Бань Чао в Западном крае, завоевание Юньнани и Сычуани, походы в “страны Южных морей”). Именно тогда западные хунны бежали на запад и там стали впоследствии гуннами — китайский нажим на них тоже сыграл свою роль, хотя главной причиной была великая засуха в степи и появление у восточных соседей сяньбийцев гениального вождя Таншихая. Это совершенно необходимо отметить, как и нужно ещё раз вспомнить уже сказанное выше, что Бань Чао действовал за свой страх и риск, и после его смерти Западный край был утерян не из-за силы врагов, а из-за недостаточного желания его удерживать, из-за недостатка пассио-нариев в стране вообще и в органах власти в частности.

2-я династия Хань не могла не переродиться, не могла не начать усиление гнёта внутри страны. Переродилась... Начала... И старательно рыла яму самой себе. Как это делали Стюарты в Англии, Бурбоны во Франции, Габсбурги в Австро-Венгрии, Романовы в России и прочие правящие династии во все времена. И кончилось тем же... На этот раз 2-я Хань была сметена грандиозным катаклизмом, вызванным одновременным восстанием “Жёлтых повязок”, “Удоуми”, “Армии Чёрной горы”. После 220 года страна распадается на три борющихся царства, отчего период 220-280 года называется “Троецарствие” (“Сань Го”). К концу этого периода из 50-ти миллионов опять было заселивших Поднебесную подданных 2-й Хань осталось 7,5 миллионов предельно замордованных двуногих, коих и людьми не назовёшь. И впереди были ещё столетия варварских вторжений, когда одних завоевателей сменяли другие, а тех третьи, четвёртые, пятые... седьмые... Но об этом не здесь...

Когда-то я написал так:

Восстание “Краснобровых” по своей массовости, целеустремлённости, независимости от феодальных групп стоит на значительно более высокой ступени, чем восстания периодов Чжоу и Цинь. Но, как говорил Ленин, “крестьяне даже в наиболее революционные момент своих восстаний не имели своей программы действий” — именно поэтому и это восстание, и ещё более грозное, начавшееся в один день по всей стране движение “Жёлтых повязок”, и многие другие восстания трудового народа Китая и не Китая кончались неудачей или не могли закрепить победу.

Прямыми результатами восстания “Краснобровых” являлись: рост крестьянских земель, освоение заброшенных и необработанных терри-торий, дальнейший рост производительных сил страны вследствие освобождения значительной части рабов, ускорение перехода к фео-дальному строю.

Восстание “Краснобровых” — один из наиболее героических эпизодов в истории великого китайского народа.


© 2016 Цукерник Яков Иосифович