Гадкие лебеди братьев Стругацких — моё понимание этого произведения


  1. стр.160

    Визжал Р.Квадрига. Он раскорячился перед открытым окном, глядел в небо и визжал, как баба, было светло, но это был не дневной свет: на захламленном полу лежали ровные ясные прямоугольники. Виктор подбежал к окну и взглянул. Это была луна — ледяная, маленькая, ослепительно яркая. В ней было что-то невыносимо страшное, Виктор не сразу понял что. Небо было по-прежнему затянуто тучами, но в этих тучах кто-то вырезал ровный аккуратный квадрат, и в центре квадрата была луна.

    Квадрига уже не визжал. Он зашелся от визга и издавал только слабые скрипучие звуки. Виктор с трудом перевел дыхание и вдруг почувствовал злость. "Да что это им здесь цирк, что ли? За кого они меня принимают?" Квадрига все хрипел.

    — Перестань! — рявкнул Виктор с ненавистью. — квадратов не видел? Живописец дерьмовый! Холуй!

    Он схватил Квадригу за мохеровое одеяло и тряхнул изо всех сил. Квадрига повалился на пол и замер.

    — Хорошо, — сказал он вдруг неожиданно ясным и отчетливым голосом. — С меня хватит.

    Он поднялся на четвереньки и прямо с четверенек, как спринтер, кинулся вон. Виктор снова посмотрел в окно. В глубине души он надеялся, что ему привиделось, но всё оставалось по-прежнему, и он даже разглядел в правом нижнем углу квадрата крошечную звёздочку, почти утонувшую в лунном блеске. Прекрасно были видны мокрые кусты сирени и бездействующий фонтан с аллегорической рыбой из мрамора, и узорчатые ворота, а за воротами — чёрная лента шоссе. Виктор сел на подоконник и, следя за тем, чтобы не дрожали пальцы, закурил. Мельком он заметил, что солдатика в холле не было — то ли удрал солдатик, то ли спрятался под диван и помер со страха. Автомат, во всяком случае, лежал на прежнем месте, и Виктор истерически хихикнул, сопоставив эту несчастную жестянку с силами, которые проделали квадратный колодец в тучах. "Ну и фокусники. Не-ет, если новый мир и погибнет, то старому тоже достанется на орехи...

  2. стр.161. (прямое продолжение):

    ...А все-таки хорошо, что под рукой автомат. Глупо, но с ним как-то спокойнее. А подумавши — и неглупо вовсе. Ведь ясно же — ожидается великий драп, это же в воздухе висит, а когда идёт великий драп, всегда лучше держаться в сторонке и иметь при себе оружие".

    Старому миру, начиная с 1917 года, крепко досталось на орехи, и он в лице умнейших своих представителей (скажем — Рузвельта) пробовал поумнеть. Сейчас, однако, утратив острастку со стороны социалистического лагеря, он наглеет и глупеет — пример Югославии и особенно ставка США на исламских фундаменталистов — тому яркое подтверждение. А новый мир сейчас ещё не погиб, он переживает Смутное время, это так, но гибнуть ему рано! И лишь угроза глобальной гибели может удержать воинов нового мира от стремления задать старому миру на орехи, когда начнётся возрождение.

    А оно уже начинается — просто пока нет ещё групп истинных коммунистов, которые стали бы кристаллами, стягивающими к себе рвущиеся в бой массы. Экологические ниши, где этот процесс должен был бы идти, оказались заранее заражены извне — тот же Зюганов никак не смог бы стать лидером коммунистов, не будь именно в нём заинтересованы антикоммунистические силы. Не обязательно зарубежные — в партии и вне её, но над ней, было таких куда больше потребного для построения коммунизма. А зарубежные уже потом могли подключиться. То же и в лагерях демократов всех сортов. Сейчас ещё только собирается ополчение Ляпунова, которое в своё время завязло под Москвой и занялось самоистреблением. До самой мысли Минина о создании второго ополчения ещё ждать и ждать. А время сейчас течёт куда быстрее, и очень малые сроки ДЛЯ НАС остались. Поэтому объединяться следует не по партиям и не по кровям и языкам, а по степени человечности, работая на будущее --- всё равно вопрос будет решаться тем, сможет ли ИМЕННО СЕЙЧАС родиться и выстоять ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ЛЮДЕЙ. И когда вступившие в бой силы себя покажут — они должны доказать СТАРОМУ МИРУ, что в его собственных интересах не мешать, а содействовать рождению НО-ВОГО МИРА. Иначе гибель ждет всех. Что же до фундаменталистов и им подобных "Памятников", то это представители не СТАРОГО, а ДРЕВНЕГО МИРА, в лучшем случае РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ. И права голоса они в делах, касающихся БУДУЩЕГО, лишены. Сейчас они дают свой последний бой, и кончится он их гибелью в любом случае — даже если СТАРЫЙ И НОВЫЙ МИР В СОВОКУПНОСТИ окажутся столь лопоухими, что дадут этим ископаемым утащить себя на тот свет тоже.

    А насчёт желательного наличия автомата у каждого, кто не хочет стать добычей вооружённой сволочи в смутную эпоху — именно автомата, а не газовой фыркалки, которую к тому же нельзя туда носить и сюда тоже нельзя — вынужден с горечью заявить, что это может оказаться хотя и чрезвычайной, но увы — необходимой мерой. В своё время Маяковский писал: "надо или бюрократам дать по шапке, или каждому гражданину дать по флажку" (имея в виду значок члена ЦИКа). Ныне как минимум возрождение частей Особого Назначения из надёжных граждан в каждом населённом пункте становится необходимым. Тогда любая вооружённая сила трижды призадумается — лезть ли ей к кому бы то ни было с оружием в руках и патронами в патронниках. Только одних автоматов мало. Связь между отрядами этих вооружённых граждан — постоянная! И их штабов со штабами армейских частей и подразделений. И общий план усмирения и отлавливания всякой античеловеческой группировки, если такая себя так или иначе проявит. Вот так! А то весь мир готовы вооружить российским оружием, а в самой России старательно разоружают всех, кроме криминальных группировок. А вот в Чечне напоролись на вооружённый народ — и уже два месяца топчутся на месте. В данном случае не в том дело, прав тот народ или неправ, а в том, что он бьётся насмерть за своё право жить на родной земле и вообще жить на этой планете (пусть он мог бы найти иные пути для этого, так ведь и российским властям тоже о том подумать бы следовало)... Напомню — поначалу большевики предполагали иметь именно не профессиональную армию, а вооружённый народ. Гражданская война помешала, а потом непрерывная угроза интервенции, плюс сталинские репрессии и возрождённое им всё более и более антинародное государство-оборотень привели к абсолютному разоружению народа и гибели лучшей его части. Не хотим будущего повторения этого явления на более высоком витке спирали — вооружение ЛЮДЕЙ необходимо для защиты всех, кому НЕЛЮДИ и РАСЧЕЛОВЕЧЕННЫЕ ЛЮДИШКИ угрожают.

  3. стр.161

    Город прорвало, как нарыв. Впереди драпали избранные, драпала магистратура и полиция, драпала промышленность и торговля, драпали суд и акциз, финансы и народное просвещение, почта и телеграф, драпали золотые рубашки — все, все, в облаках бензиновой вони, в трескотне выхлопов, встрёпанные, агрессивные, злобные и тупые, лихоимцы, стяжатели, слуги народа, в вое автомобильных сирен, в истерическом стоне сигналов — рёв стоял на шоссе, а гигантский фурункул всё выдавливался и выдавливался, и когда схлынул гной — потекла кровь, собственно народ на битком набитых грузовиках, в перекошенных автобусах, в навьюченных малолитражках, на мотоциклах, на велосипедах, на повозках, пешком, сгибаясь под тяжестью узлов, толкая ручные тележки, пешком с пустыми руками, угрюмые, молчаливые, потерянные, оставляя позади свои дома, своих клопов, своё нехитрое сча-стье, налаженную жизнь, своё прошлое и своё будущее. За народом отступала армия. ..

    Почти так было в Москве в 1941 году, 16 октября, когда стала известна замалчивавшаяся катастрофа под Вязьмой, резко расслоившая население на оставшихся работать, строить баррикады и встречать врага ЛЮДЕЙ и на рванувшиеся из города все градации ЛЮДИШЕК и НЕЛЮДЕЙ, кроме тех, которые оставались ждать немцев. Кое-кто из "высокопоставленных" СЛУГ НАРОДА (именно тогда стало звучать издевкой это доселе почтенное слово)сумел драпануть аж до Ташкента, иных завернули заградотряды, кое-кого даже расстреляли, но был среди уходящих и "собственно народ" — обыватели, мещане, работяги (но не рабочие — это иная мутация двуногих, стоящих у станков), однако честно отрабатывавшие свой угол и кусок. Их счастье “НЕХИТРОЕ” их жизнь в идеале “НАЛАЖЕННОЙ” была, притёртой, привычной, с бутылкой не водки, так пива, с “забиванием козла”, с перемыванием косточек соседям, киноартистам и начальству. Их будущее — то, которое только и могла эта двуногая серость для себя и СВОИХ ДЕТЕЙ соору-дить, было с той же наполненностью, с выпивкой и клопами, и иного они даже и не хотели... Не все покидавшие Москву в тот день были таковы, но таких было в массе уходивших немалое количество — с таким пониманием жизни. Пропади она пропадом, такая жизнь!

    Но тогда было, кому заботиться и о них, а если не о них, так уж обязательно об их детях. Но чем больше проходило времени с тех пор, тем меньше становилась доля заботы для ИХ ДЕТЕЙ, равно как и для детей тех, кто тогда стоял насмерть на фронте и валился с ног у станков и на полях. Еще было хоть что-то, сейчас уже и об этом вспоминают, как о райских видениях. А в ДАННОМ ОПИСАНИИ “ВЕЛИКОГО ДРАПА” уже никто об этих людях не подумает. Кроме разве мокрецов и оставшихся с ними стремительно повзрослевших детей НОВОГО МИРА. Может быть, эта КРОВЬ еще сможет найти контакт со своими оставшимися у мокрецов детьми, а ГНОЮ суждено схлынуть безвозвратно, хотя и дети из этих слоев наверняка остались в городе.

    А над городом вставало впервые за многие годы солнце. Это порождение технологической цивилизации разваливалось, таяло, как сугробы грязного снега. И встретил Виктор Банев ещё раз Голема. И сказал Голем:

  4. стр.163

    — Мокрецов нет. Можете считать, что их и не было. И не будет.

  5. стр.164

    — Голем, — сказал Виктор, — а вы-то почему бежите? Вы же хотели этот мир.

    — Я не бегу, — строго сказал Голем. — Я еду. Оттуда, где я больше не нужен, туда, где я ещё нужен...

    Да, ведь он коммунист, а истинные коммунисты сеют, а жатва — удел других. Об этом, кстати, говорится и в "Трудно быть богом”, где сотрудники Института Экспериментальной Истории обсуждают свои дела. Голем вполне мог быть таким сотрудником, прогрессором, как будет названа эта профессия в "Жуке в муравейнике" для работы на других планетах, а в "Хищных вещах века" так работал Иван Жилин на Земле — в “Стране Дураков”.

    Ну, а что это хотел сказать Голем, что "мокрецов нет, не было и не будет"? Видимо, окончательный ответ — это была маскировка под болезнь а не сама болезнь с “разъезжающимся в разные стороны" лицом Зурзмансора или "отстутствием ширинки" — просто еще один из "фокусов этих фокусников” , а то и самовнушение двуногих масс, для которых люди с отличными от их интересов и желаний интересами и желаниями — больные в лучшем случае, выродки и заразы значительно чаще.


© 2016 Цукерник Яков Иосифович