Гадкие лебеди братьев Стругацких — моё понимание этого произведения


Итак, что же хотели сказать авторы данным художественным произведением — как сказано у Зощенко?

В человечестве всегда имелись МУТАНТЫ, качественно отличные по МЫШЛЕНИЮ и РЯДУ ДРУГИХ КАЧЕСТВ (ЭКСТРАСЕНСЫ — как их теперь называют, КОЛДУНЫ И ВЕДЬМЫ — как их звали раньше, РИДЕРЫ — как названа одна из разновидностей их в "Возвращении. Полдень. XXII век" тех же Стругацких, и ещё много терминов нам известно, относящихся к таким людям). Но здесь главное внимание обращено всё же на МЫШЛЕНИЕ. По отношению к МЫШЛЕНИЮ вторичны поведение и мораль. Это уже некая роскошь — мораль, ведь на голодное брюхо можно и родного отца слопать, а моралисты-специалисты под это и мотивы возвышенные подберут, как у массагетов было.

Мокрецы — это мыслящая часть гумилёвских пассионариев, не такая уж большая, ведь есть среди пассионариев и очень пассионарные дураки, да и середнячков по оценке их качеств двуногих среди пассионариев тоже хватает. Главное ведь --только в их неистовом служении какой-то идее. Есть и такие УМНИКИ, как недоброй памяти академик ЛЫСЕНКО, да и БЕРИЯ был отнюдь не дурак, не говоря о Сталине.

Собраться САМИ такие мутанты не могут: ежели и попробуют — им не дадут. Любое, самое невинное объединение людей, "желающих странного" (см. "Попытку к бегству" Стругацких), неминуемо оказывается под колпаком тайных служб. Во всяком случае так было всегда, за исключениями очень немногими, когда удавалось переиграть власти, но вышедшие из тени на свет победители не заживались, ибо становились видны их спины, виски, шеи и прочие слабые места — было куда ударить любителям ударов в спину из-за угла.

Авторы показали, как выяснилось, вполне реальный вариант собирания сил. В 1975 году революция в Португалии это подтвердила. Но она не зажилась после победы, эта революция — её сумели свести на-нет.

Да, но маленькая Португалия и громадина — бывший СССР, в момент написания "Гадких лебедей" ещё БЫВШИЙ РЕАЛЬНОСТЬЮ, да и теперь отнюдь не ушедший в небытие, живущий в сердцах и разумах многих — это ведь разница? Ведь есть же шанс его возрождения? Как нашелся шанс в стране господина Президента? Не это ли хотели сказать авторы ещё до начала "революции гвоздик”? И разве я, разбирая выписку за выпиской, не отмечаю возможностей победы? Отмечаю, но указываю: очень мала эта возможность и мало ныне людей, способных только-только приступить к делу, которое в повести одерживает первую победу. Даже если победят силы, возрождающие СССР — не окажется ли второе его издание жалкой пародией? Проекты этой пародии уже можно прочесть на страницах “Правды”, “Советской России”, “Завтра”, “Дуэли” и ряда других газет, в зюгановских книжечках и так далее. А я историк — мне известны аналоги нынешних событий в прошлом. Вот один такой аналог.

В начале ВОСЬМОГО ВЕКА в Хорезмском государстве силы восставших крестьян, поддержанные воинами-профессионалами, сгруппировавшимися вокруг светского царя Хурзада, успешно боролись с силами хорезмшаха Аскаджавара — царя священного, как его именовали жрецы. Тот призвал на помощь арабского полководца Кутейбу ибн Муслима, в итоге повстанцы были разбиты, Хурзад пленён и казнён, а потом Кутейба истребил всех грамотных хорезмийцев и сжёг все, что только смог найти написанного вплоть до долговых расписок. Новая волна недобитого восстания смела Аскаджавара, на какой-то срок Хорезм слился с дружественной Хазарией, но... был нанесен такой урон духу народа, что вскоре Хорезм был завоеван уже почти без сопротивления и ислам победил там окончательно. Попытки возродить достижения минувшей эпохи (эра Бируни) были сорваны газневидскими завоевателями и сельджуками, а монгольское нашествие добило великую цивилизацию, сделав Хорезм жалким захолустьем. Удастся ли нам возродить СОВЕТСКУЮ ЦИВИЛИЗАЦИЮ после учинённого погрома, при наличии рвущихся к власти номенклатурщиков, переполнивших все нервные узлы распавшегося громадного организма? Справимся ли с этой болезнью? Я старался показать, разбирая работу Стругацких, какие следует предпринять шаги, надеясь больше на то, что отступать некуда — вся Земля может погибнуть, если мы не справимся, а уж нас-то засосёт воронка смерти первыми. Сам я не уймусь, пока жив, не сверну с выбранного пути. Но могу ли надеяться найти единомышленников и соратников? Хотя бы достаточное число читателей своих работ или хоть ЭТОЙ? Не знаю. А зависит от этого многое. Очень многое.

Скрываться в таких случаях нельзя.

Цукерник Яков Иосифович, 1938 года рождения; национальность в паспорте еврей, а считаю себя СОВЕТСКИМ, хотя от предков не отказываюсь; родной язык русский; место рождения: Москва, улица Горького (не Тверская!); образование: 7 классов — Московский Автомобильно-Дорожный техникум — вечернее отделение истфака МГУ (диплом с отличием) — политологический факультет Кировского районного филиала Московского политического института МГК КПСС; воинское звание: старший лейтенант дорожных войск.

Призвание — ИСТОРИК; мною написан ряд работ, решивших многие никем до меня не решённые проблемы, важные для дела, рассматриваемого в данной рукописи.

Они ходят по рукам, эти работы, но пока не издана ни одна. Перепечатываются, ксерируются — это да, встречал читателей.

В настоящее время работаю прессовщиком в издательстве бывшая "Правда", ныне "Пресса".

18 февраля 1995 года был завершён второй — машинописный — вариант, задуманный как вторая часть дилогии, первой частью которой являются “Три комиссара детской литературы (Гайдар, Кассиль, Крапивин)”.

Данный (компьютерный) вариант завершён 21 ноября 1998 года.


© 2016 Цукерник Яков Иосифович