О некоторых особенностях книги Павла Владимировича Тулаева “Венеты: предки славян” (“Белые альвы”, Москва, 2000)


Скачать Вордовый документ с авторской вёрсткой и шрифтовой разметкой 880kb (копия версии, сохранившейся на сайте vostlit.info)

Цукерник Яков Иосифович

Книга как книга. Если учесть с листами, не заполненными текстом самого тулаевского произведения, то печатный блок — на 192 страницы. Из них на русском 123. Далее 45 страниц по-словенски и справочный аппарат с оглавлением на двух языках. Моя книга (Яков Цукерник “Житие святого Северина”, фонд “СЛОВО”, Москва, 1997) имела блок на 218 страниц, немногим больше. Правда, её тираж был 200 экземпляров, а у тулаевской 3000, отчего он и не узнал о существовании моей книжечки. Да, книжечки, а не книжищи, каковой была бы моя монография, в которую вместе с тем, что в книжечку вошло, входил бы ещё выполненный мною самостоятельно перевод со средневековой латыни (Monumenta Germaniae Historica, Auctores antiquissimi, том 1, 1877), сверенный затем с немецким переводом Рудольфа Нолля (Eugippius. Das Leben des heiligen Severin. Latenisch und deutsch. Berlin. 1963), а также взятые у Нолля, но дополненные мною примечания к переводу и завершающее резюме к сумме примечаний к каждой главе, плюс справочный аппарат — а уж сверх всего этого — мой разбор источника и обоснование того, что в конце концов в упомянутую книжку вошло, а также полемика как с теми упоминаниями “Жития Северина” на русском языке, которые мне удалось найти, так и с теми крытиками, которые сделали всё, чтобы не дать мне опубликовать мою работу, первый вариант которой был дипломной работой моей в 1968 году — и диплом я получил “в красной корочке”, то-есть “с отличием”. Так то — первый, а их имеется семь, таких вариантов. И о них знают там, где так или иначе соприкасаются с норикскими проблемами. Хотя бы потому знают, что всячески мешали публикации моей работы. Предположу, однако, что Тулаев этого не знал и даже книжечку мою не видел, хотя я подарил по экземпляру Ленинской, Исторической и Ленинградской имени Салтыкова-Щедрина библиотекам, а также библиотеке ЛГУ, а в кабинете медиевистики МГУ имеется пять экземпляров, а ректор Международного Московского Университета (который на Ленинградском проспекте, 17) Ягодин Геннадий Алексеевич (бывший в своё время последним руководителем системы советского образования), получив от меня экземпляр, сказал, что такая визитная карточка его вполне удовлетворяет, а потому он хочет приобрести десять экземпляров для библиотеки своего университета — и приобрёл их. Да, пусть бы Тулаев о ней не знал. Но я-то о его книге узнал, вот в чём дело. И потому счёл необходимым о ней высказаться.

Ведь он не только в Норик попытался влезть с грязными ногами, он по всем владениям музы Клио норовит грязные следы оставить, как нарочно попадая в те уголки Страны Истории, которые я в своё время посетил, получив о них достаточно чёткое понятие. Я именно такое понятие хотел иметь, вот в чём дело. Ибо стал историком не ради повышения толщины слоя масла на бутербродах своих, а потому, что неладное творилось в моей стране и на планете вообще, а именно НАУКА ИСТОРИЯ, как сказано у Михаила Анчарова в “Соде-солнце”, “помогает людям не повторять вновь и вновь те ошибки, за которые они всегда и всюду платили одной ценой — кровью”. А Тулаев и тулаевы именно об увеличении кровопролития на планете Земля заботятся, отчего и следы их в науке я грязными называю — это не ругань, это определение, это терминология. И, что характерно, при таких намерениях тулаевы просто не могут не лгать, не искажать источники, не перевирать даже и без того ошибочные работы. Воистину, как упомянутые в пьесе А.Н.Островского “Гроза” султаны Махнут-турецкий да Махнут-персидский. Ну — не могут, да и всё тут. Такая уж им планида дана...

Так что для начала я кое-что из тулаевской книжки выпишу, а потом начну разборку. И снова так. И снова... Так меня учили умные люди:

дай своему противнику высказаться до конца. Приведи его цитаты полнее, чем он хотел бы быть приведённым. Собери вместе то, что он предпочёл разбросать по своей статье или книге, или по разным своим статьям и книгам — на данную тему. Сведи его воинство в единый легион, обозреваемый во всей силе его. И если его воины тут же меж собой передерутся — как родившиеся из зубов дракона в мифе об аргонавтах — это их проблемы, ты лишь учти это, и впредь о своих воинах позаботься, чтобы с ними такого не случилось...

С моими не случится. Мои, как и я сам, были изначально заняты поиском истины. И если кто-то из них до неё ещё не добрался и либо в болоте увяз, либо на мину напоролся — он идущим следом за ним товарищам сигнал об опасности на этом пути передал, оставив тем не менее достойные доверия сведения о пройденном маршруте. У того же Анчарова в одной из песен его есть такие слова: “Мы сапёры столетья! Слышишь взрыв на заре? Это кто-то из наших ошибся”. Светлая память таким ошибшимся, но даже смертью своей обезвредившим ещё одну мину на путях человеческих! А я пока что намерен дать сигнал не о наших сапёрах, а о вражьих минёрах на тех путях. Не только о Тулаеве.

Вроде бы, — раз дело коснулось Норика — той части планеты, где действовал мой Северин, то потому и начать стоит с упоминаний в тулаевской книге о Норике. Всех! Ибо Тулаев, как и многие другие, знает о правиле, которое было не только Наполеону известно, но в его формулировке звучало так: “Идти порознь, бить вместе”. И потому разбрасывает относящиеся к одному месту и времени сведения по всей книге, чтобы их труднее было выловить, собрать и истребить за их вредоносность и за пакостность их применения, а они чтобы свою отраву повсеместно в ход пускали. Так что — стоит начать именно с этого. Причём — в том числе будут выписки, вроде бы к Норику не относящиеся, но к моему разбору событий в Норике как в севериновы времена (453 - 488 годы нашей эры) так и в более ранние или поздние, а значит, и к Норику и его населению имеющие самое прямое отношение. Но! Зарекаться всё же не стоит. Потому что может появиться в ходе ответа на уже приведённую цитату необходимость ответить так, что невольно ответишь и на то, что ещё из его текста не процитировано. Так что придётся ту цитату тут же сюда подтягивать с нарушением порядка очереди. Ну, на то и компьютер, чтобы производить перекомпоновку текста невпример свободнее, чем в рукописи это делается...

Итак, начинаю! В укороченной строке — цитаты или изложение их, а на полную ширину текста мои ответы. Отвечать-то много надо, так будет экономнее...


диваны классика италия © 2016 Цукерник Яков Иосифович