Крестьянское движение в России в 1857-1863 годах


Доклад по истории СССР, вечернее отделение истфака МГУ, II курс, 7-я группа,
руководитель семинара П. Ткаченко,
октябрь-ноябрь 1963 года.

Если на первом курсе истфака я от избытка сил и радости, что дорвался до любимой науки, написал сразу две курсовых работы, а полагалось одну ра-боту и один доклад, то на втором курсе мне с самого начала было указано, чтобы таких излишеств не допускал, что курсовая должна быть одна.

А так как я в ту пору в работе по европейскому Средневековью, для нашей группы обернувшейся работой по западнославянскому и южнославянскому сред-невековью, при работе над темой «Завоевание славянами Балканского полуост-рова и возникновение ранних южнославянских государств» вышел ещё и на «судьбу дославянского населения Балкан», то именно эту работу решил сде-лать курсовой.

А этот доклад по феодальному периоду Истории СССР остался докладом, хотя в прилагаемой в конце данной распечатки его характеристике со стороны ру-ководителя семинара П.Ткаченко его рекомендовалось развить в курсовую ра-боту, а пока что оценка была «хорошая», а не «отличная».

Но я его развивать для повышения оценки так и не стал, ибо упомянутая кур-совая меня втянула в борьбу за её публикацию ввиду внезапного обнаружения мною насаждаемого сверху неославянофильства в советской исторической науке. Не вышло, но зато я впервые узнал о существовании в исторической науке чего-то вроде мафии, хотя такого термина пока не применял. И к тому же я тогда впервые узнал о существовании источника «Житие святого Северина», над которым мне суждено было сорок лет работать…

А вообще-то я над крестьянским вопросом вообще, не только российским или западноевропейским, с тех пор думал в куда большем объёме, выйдя в конце концов на сдачу спецкурса по крестьянскому вопросу на квартире академи-ка Сергея Даниловича Сказкина с достаточно серьёзным запасом размышлений, вызвавшим его одобрение. Он впоследствии на мою защиту диплома по «Житию Северина» пришёл, что тоже дорого стоит. Так что данный доклад я перепеча-тываю в том виде, в каком он был сдан товарищу Ткаченко, разве что не могу от-казаться от игры шрифтами при компьютерной распечатке, чтобы более чёткой была связь между словами вообще и группами слов в частности. И – от переста-новки групп слов в предложении для того же.

Сейчас я кое-что заменил бы из тогдашних формулировок , но куда больше бы добавил, но пусть этот доклад будет свидетельством тогдашнего уровня не са-мых худших студенческих работ. Возможно, всё же не удержусь от двух-трёх до-бавлений нескольких слов или пары фраз для уточнения тогдашней мысли, но не более. Мне нечего стыдиться даже сейчас, через сорок два года после сдачи сво-ей работы руководителю семинара. Это не радость, а скорбь, что не приходится стыдиться, и виной той скорби является нынешнее состояние официальной науки, идущей на поводу у нынешних хозяев жизни, моральных потомков помещиков, а не крестьян и сочувствовавшей им тогда прослойки революционных мыслителей.


© 2016 Цукерник Яков Иосифович