Крестьянское движение в России в 1857-1863 годах


Примеры крестьянских волнений.

Остановимся на тех волнениях крестьян, которые были разгромлены с сохранением прежних порядков.

В 1856 году началось волнение в имениях помещицы Смоленской губернии Эссен, управляемых её сыном. Крестьян «обратили к порядку». В августе 1857 года 22 крестьянина из разных деревень ушли с работ и подали жалобу. Выяснилось, что Эссен-сын приказывал крестьянам разгребать навоз на поле не вилами, а руками. При пахоте и обработке полей под посевы крестьян заставляли вырывать огромные пни, тут же разбивать их на час-ти, а глыбы каменистой и глинистой земли растирать в порошок руками. Во время жатвы озимого и ярового хлеба женщины должны были, ползая по сжатому полю на коленях, собирать колоски, оставшиеся после жнецов. На десятине их набиралось не более двух фунтов. Сев производился по команде: крестьяне шли в ногу и по команде «раз» брали зёрна в руку, а по команде «два» бросали их на землю. Кроме того, Эссен в целях удобрения полей приказывал скапывать с полей всю плодородную землю в сторону, выстилать поле соломой, присыпать её землёй, опять соломой, опять землёй, по наступлении морозов рубить эту землю с соломой топорами, а уж потом пахать мёрзлую землю.

Какой же вывод сделали власти? 5 человек посажены в тюрьму, в имении поставлен воинский постой, поддерживавший крестьян свя-щенник удалён от прихода. Эссену же не было ничего. Хотели было взять с него подписку, чтобы не выдумывал подобных «новшеств», да Рославльский уездный предводитель ответил, что поскольку сейчас (то-есть в настоящий момент, на глазах проверяющих) этого в имении нет, то излишне обязывать Эссена подпискою, пока вновь не будет им дано к тому повода .

Много было волнений из-за тяжёлой барщины, когда помещик за-ставлял крестьян работать на себя сверх положенного времени. Так крестьяне одного из помещиков Калужской губернии жаловались, что работая 10 дней на помещика, на себя они работают соответственно только три дня. Жалобу их признали неоснова-тельной и усмирили при участии самого губернатора .

Волнения вызывал также обременительный оброк, но реже. Если тяжёлая барщина с 1856 по 1860 год вызвала 32 волнения, то из-за оброка таких волнений было 10.

В имении помещика Демидова в Нижегородской губернии, как уже указывалось на стр.16 данной работы, крестьяне подали групповую жалобу именно из-за непомерно высокого оброка (40 рублей серебром с тягла) и повторного сбора оброка за 1858 год, хотя часть его была уже собрана. Кроме того, он вынудил крестьян дать ему взаймы 5000 рублей и не засчитал этого в сумму оброка .

В Калужской губернии в имении графа Шувалова непомерный оброк и тяжёлые дополнительные работы вконец разорили крестьян. Из 150 человек 50 просили милостыню . Для «убеждения» отказавшихся косить и убирать господское сено крестьян была послана воинская команда в 200 человек, «усмирившая» их, причём 16 человек получили от 10 до 75 розог .

Калужский губернатор был вынужден признать «отяготитель-ность и неопределительность смешанного хозяйства, усиливаемого, кроме того, личными, стеснительными для крестьян свойствами самого помещика, возбудившего к себе вражду и ненависть», что «…вызвало с их стороны небывалое до настоящего случая и столь стойкое сопротивление» , но это признание относится к сопротивлению крестьян того же уезда из имения помещика Домогарова, который собирал оброк по 25 рублей 68 копеек, да сверх того заставлял исполнять барщинные работы, почти равные условиям работы чистобарщинных имений. Чистооброчные же крестьяне в тех местах платили в год с тягла от 22 редко до 30 рублей. Из 286 душ в деревне Домогарова Синявиной поднялось 100, да к ним присоединились 80 человек из другой его деревни Варваровки и потребовали, чтобы или им платить оброк, или работать на барщине, а не то «…пусть всех старых сошлют в Сибирь, а молодых отдадут в солдаты, а мы на помещичью работу не пойдём». Началось это 21 июля и длилось до 5 августа. Ни воинская команда, ни жестокая порка 11-ти человек, не издавших ни единого звука, не нарушили единодушия крестьян. Тогда их разбили на группы и начали экзекуцию, что через 6 дней сломило крестьян и заставило их взяться за работу .

Весьма многочисленны были волнения, вызванные слухами о близкой воле, а также поведением помещиков, переселявших крестьян на другие земли, в другие имения, переводивших в дворовые, ссылавших в Сибирь. Таких волнений было в 1857-1861 годы не менее 57.

Так, в Тульской губернии крестьяне князя Львова отказались взять себе по его приказу другие поля. Две роты солдат не могли с ними справиться, и пришлось усилить воинскую команду. При «усмирении» несколько беременных женщин по совету приходского духовенства ударили с колокольни в набат, чтобы позвать на помощь жителей других деревень. Крестьяне с криком «Не выдадим, умрём все!», поддержанные понятыми из соседних деревень, бросались на солдатскую цепь, но были отброшены, перепороты, шестерых отправили в Сибирь. Хотя подмога из других деревень и не пришла, но понятые, собранные для «усмирения» восставших, сами дрались на их стороне. Только то предотвратило расстрел, что солдат было около двух батальонов, – такое их количество позволило начальству обойтись при-кладами . Вообще часты были случаи, когда крестьяне не пятились перед воинскими командами, а с кольями, топорами или с голыми руками бросались на солдат.

Например, в Саратовской губернии, в имении княгини Ливен вооружённые кольями крестьяне смяли инвалидную команду, сломав при этом у ружей два штыка и курок. Пришлось вызывать две роты для «усмирения» .

Вооружённое сопротивление оказали в пензенской губернии крестьяне Авгорского чугуноплавильного завода в деревне Русской Маскиной, принадлежавшие поручику Манухину. «Усмирены» прикладами .

В Саратовской губернии крестьяне помещицы Ветчинкиной напали с кольями на воинскую команду, избили солдат и отняли у некоторых ружья, но потом разошлись по домам составлять очередную жалобу. В итоге волнение подавлено, многие попали под суд .


© 2016 Цукерник Яков Иосифович