Крестьянское движение в России в 1857-1863 годах


Резкий подъём движения за настоящую волю.

Начались поиски этой грамоты, священников били, пробовавших утихомирить народ исправников и губернских чиновников не желали слушать. По всей стране крестьяне массами отказывались от уплаты оброка и от работ на барщине. Если в январе-феврале всё ещё было спокойно, то с 10 марта – после оглашения царского манифеста, волнения за 20 дней, то-есть к концу месяца, охватили 26 губерний . Поднимались тысячами. В Воронежской губернии действовали заодно около 10 тысяч человек. В Саратовской в одном лишь имении Четвертинских – 9 тысяч человек. В ряде имений Черниговской губернии поднялось 26 тысяч крестьян. Сразу же появилось множество самозванцев – толкователей царской воли, якобы посланных лично царём. За ними шли где сотни, а где и тысячи. Если бы эти тысячи действовали наступательно, если бы крестьяне двинулись в вооруженную схватку с правительством, то перед тысячами топоров, кольев, вил и кос оказались бы бессильны правительственные войска с их ружьями и пушками. Ведь на этот раз крестьяне не дробились по деревням, а собирались тысячными толпами, способными к жестокому отпору, а правительство не могло собрать армию в кулак, так как угроза восстания была повсеместная, что требовало распыления сил. О том, какую силу могло противопоставить правительство народу, говорят следующие две цифры: непосредственно участвовали в подавлении кресть-янского движения 47 батальонов по пяти рот и 187 отдельных рот пехоты, 38,5 эскадронов кавалерии и 3 сотни казаков. Цифры эти явно неполные, так как сведения шли в разные архивные фонды и всё ещё не все выявлены и сопоставлены. Но не размеры этой воинской силы, а пассивность крестьян, не пошедших дальше местных попыток обороны, предопределила победу правительства. Многое было бы иначе, если бы хоть где-нибудь крестьяне начали активные боевые действия. Возможно, к ним начали бы присоединяться солдаты, как это было во времена пугачёвщины, тем более, что было немало отслуживших свои сроки ветеранов николаевской армии, в том числе и участников Крымской войны. Так что был бы спрос, а боевые командиры, подобные пугачёвским атаманам или партизанским вожакам времён 1812 года нашлись бы. Не следует также забывать о наличии пусть и очень ещё немногочисленных, но уже имевшихся людей, подобных Чернышев-скому и его сподвижникам, способных возглавить восставший народ.

Но этого не случилось. Характер событий марта-апреля 1861 года ярче всего проявился в Бездненском и Чернгогай-Кандеевском восстаниях, скорее бунтах, так как восстание означает вооружённое организованное выступление, а не пассивное противостояние расстрелу со стороны толпы, пусть даже и громадной. Но принято называть их восстаниями, придётся так писать и мне, хотя и с предыдущей оговоркой.


© 2016 Цукерник Яков Иосифович