Крестьянское движение в России в 1857-1863 годах


Другие формы сопротивления крестьян.

Из этих явно уменьшенных, особенно у Игнатович (если сравнить её данные с данными III отделения) видно, что с 1857 года, когда помещикам стало ясно, что их время проходит, помещичий террор нарастает, а крестьяне несколько уменьшили число убийств. Причиной тому было ожидание близкой воли, а также усиление других форм борьбы, когда движение стало становиться массовым – в ответ на усиление помещичьего натиска на крестьян, выраженного в требовании непосильной работы и в стремлении обезземелить их к моменту проведения реформы. Убийство – дело одиночки, а тут началось сопротивление в масштабе деревни или нескольких деревень данного помещика. Личное отступало перед общественным. Причём учащались случаи, когда власти уступали.

Например, из имения отставного майора Демидова в Макарьевском уезде приходили в Нижний Новгород до 200 крестьян с жалобой, что их обременяют оброком, заставляют работать за ничтожную плату, и что владелец занимает у них деньги без возврата. Жалоба, а тем более – групповая, связанная с уходом с работы, была в глазах властей бунтом. Пятерых выпороли, 14 арестовали, остальных вернули на поля и только потом назначили жалобу на обсуждение предводителей дворянства. Крестьяне же не унимались, грозили губернаторскому чиновнику, так что пришлось посылать воинский отряд из 150 нижних чинов, но и этих мер оказалось недостаточно, о чём местное начальство сообщило министру внутренних дел .

В Кинешемском уезде Костромской губернии 349 душ крестьян по смерти помещиков Соломирецких, при вводе трёх сестёр их во владение, оказали неповиновение, не признавая их наследницами и требуя назначить опекунское управление до решения просьбы их о свободе. Крестьяне не испугались присылки двух рот солдат и ареста троих вожаков. Поддержанные окрестными помещичьими и удельными крестьянами, которых согнали власти для усмирения непокорных, они добились опеки .

Во Владимирской губернии с 1848 года волновались крестьяне помещика Волчкова, требуя перевода в государственных крестьян. Несмотря на то, что их волнение в 1856 году было усмирено воинским постоем, он в феврале 1857 года снова перестали повиноваться владельцу, узнав об аресте в Петербурге их ходатая. Предводитель дворянства Повалишин их «усмирил» и взял под стражу 10 человек, собираясь отдать их под суд. Но весть о возмущении уже дошла до Петербурга, и оттуда прислали флигель-адъютанта Столыпина. Тот начал с того, что вторично «усмирил» уже «усмирённых» крестьян, после чего начал расследование. При этом выяснились такие факты злоупотреблений помещика Волчкова при поддержке местных властей (исправника, губернского чиновника и уездного предводителя дворянства), что помещика пришлось выслать в Саратов, исправнику дать строгий выговор, а чиновника и уездного предводителя сначала выслать в Кострому и Вятку, а потом, когда министр внутренних дел велел их вернуть, всё же учредить за ними надзор. Арестованные были освобождены и в имении порядки стали легче . Но характерно, что на всякий случай крестьян дважды усмирили и что министр внутренних дел высланных чиновника и предводителя вернул из высылки. Во властной вертикали назревали трещины – молодой флигель-адъютант и старик министр по-разному понимали происходящее вообще и намерения государя-императора в частности, хотя и молодой начал с «усмирения» уже «усмирённых».

«В Харьковской губернии помещик Бразоль, желая переселить 120 крестьян своих в Полтавскую губернию, встретил с их стороны упорное несогласие. Для убеждения их вызвал исправник, но действия его, даже при пособии полицейских мер, остались безуспешными. Это вынудило помещика отказаться от своего намерения». Под полицейскими мерами следует понимать массовую порку, но здесь и она не помогла.

Власти в этот период стремились соблюдать спокойствие, и поэтому, хотя всякое выступление крестьян и подавлялось, но иногда после расправы приходилось делать послабление. Вообще же, сознавая непригодность крепостных порядков, правительство продолжало их поддерживать, ибо «каков бы ни был этот порядок, он должен быть исполняем во все точности, доколе правительство его само не изменило», как было написано в статье «О мерах сохранения спокойствия в империи» .


© 2016 Цукерник Яков Иосифович