Крестьянское движение в России в 1857-1863 годах


Встреча крестьянами манифеста.

19 февраля 1861 года были напечатаны «Положения» об отмене крепостного права. В Петербурге и Москве их зачитали населению 5 марта, а по стране с 7 марта (Владимир) по 2 апреля (Кишинёв). Зачем так сделали – понятно. Чтобы не вызвать одновременного взрыва. Какую же свободу получили крестьяне?

Ленин пишет: «…на самом деле крестьяне были ограблены…: мало того, что у них отрезали землю, их заставили ещё платить «выкуп» за оставленную им и всегда бывшую в их владении землю, и притом выкупная цена земли была назначена гораздо выше действительной её цены. …Их оставили на двадцать лет временно-обязанными, их оставили… низшим сословием, подлежащим розге, платящим особые подати, не смеющим свободно выйти из полукрепостной общины, свободно распорядиться своей землёй, свободно поселиться в любой местности государства» .

В первый момент крестьяне попросту не поняли, что именно напи-сано в «Положении», умышленно написанном трудно понимаемым канцелярским языком. Затем начали выяснять:

И тут-то они увидели, что по этому «Положению» они лишаются значительной части своей земли, причём лучшей части, что они остаются ещё два года в прежнем барщинном и оброчном состоянии, что той полной воли с наделением их барской землёй, о которой они мечтали – нет.

Да пòлно, та ли это воля? Не может того быть! Ясное дело, царь дал настоящую волю, а дворяне подменили, подсунули свою бумагу. Уже упомянуто выше об исключительном легковерии крестьян и о скорости распространении слухов. Теперь дело было гораздо более серьёзным. Слухи возникали повсюду, ширились, обрастали достоверными деталями. Немного было среди крестьян грамотеев, но они всё же были. К ним теперь кинулись мужики, требуя вычитать в «Положении» от 19 февраля о «настоящей воле». И те вычитывали такое, чего в «Положении» не было, да и быть не могло. Шли слухи о «золотой царской грамоте», которую прячут дворяне и священники.


© 2016 Цукерник Яков Иосифович